?

Log in

Thu, Aug. 16th, 2012, 08:03 pm
The Mask

Давеча ко мне заходил один мой старый приятель, и мы с ним выяснили, что в последнее время нас интересуют одни и те же проблемы. И это не мировой финансовый кризис, не южноосетинская война и даже не внешняя полтика нового президента США. Проблема гораздо более личная. Суть ее в том, что все люди, включая нас, очень редко общаются с другими людьми. Нет, общаться приходится много, на работе, в транспорте, на учебе, в семье. Но это не ты, не человек. Общаются маски. Маска сына с маской матери, маска журналиста с маской редактора или респондента, маска пассажира с маской контролёра, маска студента с маской преподавателя. А ведь та самая «бесценная роскошь человеческого общения» - это не функциональное взаимодействие двух роботов, бесценная роскошь как раз и заключается в общении двух, уникальных и неповторимых, как древесные листья, личностей. И хоть слово «личность» и происходит от слова «личина» - маска, я говорю о ней как об антиподе масочного значения.Бывают люди, настолько сросшиеся со своими масками, что они уже давным-давно потеряли всякий намек на личность, и мыслят исключительно функционально, схематично, роботизировано. С такими людьми иногда бывает даже интересно, но не более, чем с чатовым ботом, то есть до тех пор, пока ты не изучишь основные реактивные механизмы и не поймешь, что перед тобой стоит обыкновенный робот, пусть даже в его груди бьется живое сердце. Это уже не играет роли, компьютер, наверное, тоже можно запитать от хомячков в колесах. Бывают люди, с которыми ты не можешь пообщаться как с человеком, потому что вас разделяют социальные барьеры. Продавец – покупатель, начальник – подчиненный, машина – машина, объект – субъект. Пока с этими людьми сохраняются рабочие отношения, увидеть, что у них «под кожурой», невозможно. Иногда случается, пока твой преподаватель ведет у тебя лекции, пока ты от него зависишь, вы оба – чистой воды функциональные предметы. Стоит этим отношениям закончиться (например, закончился весь курс преподавателя, раз уж мы взяли отношения «преподаватель – студент» в качестве примера), как, если ты не свел ваше знакомство до шапочного уровня, иногда можно оказаться шокированным – ба! Да это же живой человек! Не просто хранилище знаний и оценок в зачетке – человек! Со всеми вытекающими. Впрочем, чаще бывает наоборот. «Здравствуйте – прощайте».Третья категория – это как раз живые люди. Можно познакомиться с ними по работе, учебе, через общих знакомых, даже сидя на соседних сиденьях в общественном туалете. Дальше начинается этап постепенного обхождения масок. Срываешь одну, другую, третью – и параллельно всегда сам претерпеваешь подобные действия. И это всегда страшно, очень страшно – потому что то, что находится там, внутри, под этими всеми бесконечными масками, оно как новорожденный хомячок – маленькое, розовое, одинокое, замерзшее и без панцирей-масок абсолютно беззащитное. И оно там, и если до него неосторожно дотронуться – будет больно, очень больно. А если булавкой ткнуть, так оно вообще издохнуть может. Кстати, может быть от этого и берутся люди, у которых под масками ничего нет? Просто кто-то сорвал маски да булавкой ткнул? Но маски срывать все равно надо, ибо простое созерцание того, что там находится – действительно огромное, бесценное сокровище, и наслаждение им, обладание – это гораздо больше, чем все то, что может вам предложить религия, идеология и банкнота вместе взятые.Хотел в заключение написать – срывайте же маски, все дела.… А потом до меня дошло, что те, кто поняли, о чем этот текст, уже наверняка делают, или пытаются делать это самостоятельно и без меня с моими призывами. А те, кто не поняли, скорее всего, слишком боятся, что у них под масками ничего не окажется, или что окажется что-то слишком ранимое. И в любом случае, никаким призывам не последуют. А жаль. Жаль. Сервис HeaCorp http://7ly.ru/2012/08/04/servis-heacorp/